Храм Вмч. Димитрия Солунского д.Ивакино Можайского р-на - Порочная практика в заупокойных чинопоследованиях. Проповедь или суеверие?
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Можайское благочиние, Московская епархия, Московский Патриархат

Храм Вмч. Димитрия Солунского д.Ивакино Можайского р-на

Порочная практика в заупокойных чинопоследованиях. Проповедь или суеверие?

Доклад на пастырском семинаре Можайского благочиния
 
Свящ. Алексей Шляпин
 
Порочная практика в заупокойных чинопоследованиях.
Проповедь или суеверие?
 
lОтпевание.
 
Заочное отпевание.
 
1. История
 
До революции в РПЦ заочное отпевание допускалось только в крайних, особых случаях, например в связи со смертью "на стране далече". Каждый случай в отдельности рассматривался епархиальной консисторией, и с благословения правящего архиерея совершалось заочное отпевание. В назначенный день в храм или на могилу собирались родные и близкие усопшего и вместе со священником молились об умершем родственнике.
 
В советское время (довоенное) люди боялись или не имели возможности привезти тело усопшего в храм. Всвязи с чем распространилась практика заочного отпевания.
 
Во время ВОВ патриарх Сергий (Страгородский) благословил повсеместно совершать заочное отпевание по погибшим фронтовикам. Но, не следует упускать из виду, что эта санкция была локальна по области применения (касалась именно погибших на фронте) и по времени применения (ВОВ).
 
В советское послевоенное время всвязи с продолжением гонений на Церковь практика заочных отпеваний не прекратилась.
Более того, переросла в привычку, воспринимается народом как норма. Т. е., переросла в порочную практику. Которая, несмотря на прекращение гонений и возможность совершать полноценное отпевание, продолжается в РПЦ до сего дня.
 
2. Неоправданность заочного отпевания в плане ситуации.
 
В каких случаях совершение отпевания в заочной форме оправдано? Только в случае объективной невозможности привезти тело в храм. Например, в случае смерти «на стране далече».
 
Но, не следует путать невозможность привезти тело в храм и нежелание родственников претерпеть труд и расходы на это. Пусть лучше не купят венки и водку на поминки (что они всегда делают). А то получается, люди как правило ни на йоту не хотят отступить от своих языческих народных обычаев; а от священника требуют поступиться тем, что действительно важно и для пользы усопшего, и для совести священника.
 
На практике в РПЦ на сегодня практика заочного отпевания имеет неоправданно широкое распространение и воспринимается как норма. Более того, в некоторых (если не в большинстве) храмах большинство отпеваний проходит в заочной форме.
Т. е., мы, духовенство, идём на неоправданные уступки народу.
 
3. Порочность формы совершения заочного отпевания.
 
Но даже в случае действительной невозможности доставить тело в храм, когда совершение заочного отпевания оправдано в плане ситуации, этот чин зачастую совершается крайне неудовлетворительно по форме.
 
Как он должен совершаться – понятно. Коль проблема ни в чём ином, как в невозможности доставить тело в храм, то и чин заочного отпевания не должен отличаться от обычного отпевания ничем кроме отсутствия тела усопшего. Т. е., заочное отпевание должно совершаться по полному чину, точно также, как и обычное, в присутствии родственников и близких усопшего.
 
На практике как правило в храм засылается делегат, который «заказывает» заочное отпевание, получает атрибуты («земельку», и молитву с венчиком). И родственники с чувством «исполненного долга» забывают о Церкви и продолжают заниматься своими делами (поминки и т. д.). А священник, как наёмный жрец, совершает заочное отпевание не вместе с близкими усопшего, а вместо них. По крайне уродливому чину, часть из которого он вырывает из контекста и совершает заранее в угоду родственникам, – читает заранее и отдаёт им молитву и порцию «земельки», смысла которой они не только не понимают, но которого и нет при совершении этой манипуляции вне чина отпевания.
Тем самым мы, во-первых, потакаем суеверию людей, которые придают этой «земельке» чуть ли не магический смысл. Кроме того, сама выдача этих атрибутов заранее воспринимается, естественно, не иначе как разрешение не приходить на само отпевание. Это и понятно. А иначе, для чего они просят их заранее?
Но главное, для чего мы идём на поводу у народного пренебрежения и суеверия? Ведь, мы имеем полную возможность настоять на нормальном совершении даже заочного отпевания. Если не будем выдавать разрешительную молитву иначе как после совершения самого чина отпевания присутствующим родственникам, то им не останется иного как прийти на отпевание.
А «земельку» при заочном отпевании вообще не следует выдавать. Вне контекста полноценного отпевания с преданием тела земле это не имеет смысла. Т. о. мы только потакаем суеверию народа.
 
4. Оценка.
 
Итак, очевидно, что практика совершения заочных отпеваний – антимиссионерская. На каждом отпевании есть возможность сказать слово о Боге как минимум 20-ти человекам. Причём, в большинстве это именно тот контингент, которые не ходят в храм. Т. о., идя на поводу у народа, неоправданно допуская совершение заочных отпеваний, и совершая их не вместе с родственниками, а вместо них, мы лишаем многих людей может быть единственной возможности услышать слово о Боге.
 
5. Свидетельства.
 
1) Московская Епархия Русской Православной Церкви
 
Часто задаваемые вопросы:
«Недавно умер в больнице престарелый родственник. Забирали тело вечером, и я обратился в ближайший храм, чтобы дали венчик и молитву, но священник отказался их давать без отпевания. Я был готов оплатить заочное отпевание, но он не согласился. Как так можно поступать, когда у людей горе?
С христианской точки зрения главным является забота о душе усопшего, и уже во вторую очередь исполнение нашего долга о захоронении его тела. Заупокойное богослужение, которое формировалось вековой традицией, глубоко назидательно. Оно доставляет душе усопшего большую духовную пользу, а родных и близких, скорбящих об утрате, — утешает, обновляя в их сердцах спасительные истины христианства, избавляя от душепагубного отчаяния. Поэтому столь печален отказ родственников от общей молитвы об умершем, совершаемой в храме Божием. Понятно, что очень многие в момент смерти близких теряются перед лицом смерти, начинают поступать «чтобы было как у всех», тратят деньги и силы на приобретение дорогих гробов, на устроение обильных поминок, что вряд ли приносит пользу страждущей душе покойного, уже предстоящей Богу. А о молитве забывают, главное, чтобы венчик на лбу лежал, в руке листок с молитвой. Еще более печально, когда в храм делегируется лишь один из родственников, чтобы заказать заочное отпевание. Тем самым все, кто не принял участие в молитве, показывают свое полное безразличие к покойному, к его загробной участи. Совершение заочных отпеваний может иметь место только в особых случаях, когда родные не только не могут иметь возможности участвовать в погребении, но подчас не знают даже и о месте захоронения почившего или без вести пропавшего родственника, например во время войны. Или в советское время, когда храмов было мало и не было чисто физической возможности отпеть в храме или даже просто пригласить священника на дом. Но сейчас порой заочные отпевания совершаются даже над теми, кого проносят на кладбище в двух шагах от храма Божия. Почему это происходит? Сегодня мы имеем все возможности проводить усопшего христианина как положено по церковному уставу, храмы Божии открыты повсеместно, и надо честно сказать себе, что заочное отпевание, если оно не вызвано исключительными обстоятельствами, в отсутствие большинства родственников, тела самого усопшего, является просто формальностью, нашей попыткой оправдать свою леность и черствость души. Не принесет оно пользы душе усопшего, а лишь позволит применить к нам самим пророческие слова: Проклят, кто дело Господне делает небрежно (Иер. 48:10).»
 
2) Православие и современность. Информационно-аналитический портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

«Со святыми упокой; часть 3. Отпевание и погребение; Заочное отпевание»:
«Бывают случаи трагической смерти, когда невозможно найти тело погибшего или когда человек пропадает без вести и родные узнают о его смерти через много лет. Тело человека, утонувшего при кораблекрушении, погибшего на войне или в результате авиакатастрофы, при террористическом акте, далеко не всегда может быть найдено и опознано. В XX веке в России часто бывало невозможно совершить последование отпевания над телом умершего по причине отсутствия храмов и священников или по причине бывших гонений на Церковь и преследования верующих.
В таких случаях появилась традиция совершать так называемое заочное отпевание. Но допустимо оно только в случае крайней нужды и действительной необходимости, а не по лености и нерадению родственников умершего и не потому, что "так проще". Это противоречило бы нашему благочестию, послушанию Святой Церкви и нашей любви к почившему.
В последние годы, к сожалению, сложилась совершенно недопустимая практика, когда родственники усопшего приходят в храм, "заказывают" заочное отпевание и тут же уходят по своим делам. Через несколько дней (в лучшем случае) они являются "за земелькой", то есть тогда, когда их близкий уже отпет священником в полном одиночестве, когда ни одна родственная покойному душа даже и не думала молиться о его упокоении. Такое отношение к умершему показывает черствость души его родственников и полное безразличие к загробной участи усопшего. Эти качества не могут быть присущи христианину, а следовательно, такое отношение к церковной молитве за усопшего является предосудительным.
Если все же по каким-либо объективным причинам тело вашего покойного родственника не было принесено в храм для совершения над ним отпевания, нужно прийти в церковь и попросить священника совершить отпевание заочно. Для этого необходимо точно выяснить, когда и в какое время будет совершено это отпевание для того, чтобы вы смогли на нем присутствовать и усердно молиться за своего усопшего.»
 
3) Послание Архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия о необходимости церковного погребения усопших, а также недопустимости практики "заочного отпевания" и кремации:
«...С христианской точки зрения главным является забота о душе усопшего, и уже во вторую очередь исполнение нашего долга о захоронении его тела. Заупокойное богослужение, которое формировалось вековой традицией, глубоко назидательно. Оно доставляет душе усопшего большую духовную пользу, а родных и близких, скорбящих об утрате – утешает, обновляя в их сердцах спасительные истины христианства, избавляя от душепагубного отчаяния. Поэтому отказ от соборной молитвы об умершем, совершаемой в храме Божием, является несомненным грехом.
Немногим лучше и те печальные случаи, когда в храм отправляется только один из родственников, чтобы заказать так называемое "заочное" отпевание. В этом случае чинопоследование совершается над листом бумаги, на которую священник насыпает землю. Землю эту родственники переносят на кладбище, где и рассыпают над могилой покойного.
Дорогие братья и сестры! Таким поступком все, кто не принял участие в молитве, показывают свое полное безразличие к покойному, к его загробной участии. Совершение "заочных отпеваний" может иметь место только в особых случаях. Например, во время войны родственники не только не могут иметь возможности участвовать в погребении своего погибшего сродника, но подчас не знают даже и о месте его захоронения, имеют только уведомление о смерти. В этом случае "заочное отпевание" благословляется Церковью и может быть совершено. Оно может иметь место и в том случае, когда человек находится в многолетнем безвестном отсутствии и факт его смерти устанавливается судом.
Но, к нашему глубокому сожалению, "заочные" отпевания совершаются порой даже над теми, кто жил и скончался всего в нескольких кварталах от храма Божия. Почему это происходит? До сих пор дают о себе знать последствия гонения на Церковь от богоборческой власти в ХХ веке. Тогда, даже областных городах СССР, храмы Божии были закрыты. Миллионы наших братьев и сестер были таким насильственным образом лишены духовного окормления со стороны православных священнослужителей. И тогда, когда даже священника для совершения чинопоследования православного отпевания найти было невозможно, родственники усопших христиан были вынуждены погребать без церковной молитвы. Затем они обращались в один из действующих православных храмов, где священнослужители Русской Православной Церкви с благословения священноначалия совершали "заочные отпевания". В данных обстоятельствах совершение такого чинопоследования было вынужденной мерой.
Но сегодня, дорогие братья и сестры, мы имеем все возможности для исполнения всех канонов Православной веры. Храмы Божие открыты повсеместно, и есть все возможности совершать в них заупокойные богослужения над телами усопших, как и предписывает церковный богослужебный Устав. Мы должны честно сказать себе, что совершение "заочного" отпевания, – если, повторюсь, оно не вызвано исключительными обстоятельствами, – в отсутствие большинства родственников, тела самого усопшего, является просто душепагубной формальностью, нашей попыткой оправдать свою леность и чёрствость души. Такая неискренность приносит усопшему гораздо меньше пользы, чем следовало, а нас прямо обвиняет перед Богом: "Проклят, кто дело Господне делает небрежно..." (Иер. 48:10)...»
"Информационное агентство Екатеринбургской епархии", 14 марта 2006 г.
 
4) До революции были распоряжения разных епархиальных архиереев о допущении заочного отпевания только в крайних, особых случаях.
 
6. Причины.
 
Исторические причины возникновения и распространени практики заочных отпеваний уже упомянуты. Это гонения на Церковь и войны.
 
Но, исторические причины не объясняют, и главное, не оправдывают, современное распространение и стойкость этой порочной практики. Подлинная причина – в воле духовенства, поскольку мы имеем возможность прекратить эту порочную практику, если перестанем идти на поводу у народа и проявим твёрдость. Продолжение этой практики покоится на традиционализме, приверженности существующей практике более, чем Преданию. На нежелании критически посмотреть на существующую порочную практику. На недостатке решимости противостать ей.
 
7. Вывод.
 
Итак, следует признать, что существующая в РПЦ практика заочных отпеваний – порочная. Неоправданная по применению и уродливая по форме.
 
Заочные отпевания должны допускаться только в крайних случаях, – при действительной невозможности доставить тело в храм.
И совершение заочного отпевания должно ничем не отличаться от обычного отпевания, кроме отсутствия тела. Оно должно совершаться по полному чину, в присутствии родственников. Разрешительная молитва должна читаться в своём месте на отпевании, а не отдельно до него.
Что касается «земельки», то поскольку тело отсутствует и не совершается предание тела земле в контексте отпевания, «земельку» выдавать вовсе не следует. Вне контекста чина отпевания это не имеет смысла.
 
«Земелька».
 
1. Искажение формы.
 
Должная форма предания тела земле такая. В конце отпевания на могиле на крышку гроба священник бросает землю со словами: "Господня земля, и исполнение ея, вселенная, и вси живущие на ней".
 
При существующей практике заочных отпеваний действие с землёй превратилось в уродливую бессмысленную манипуляцию. Человек приходит в храм, как в цветочный магазин, за землёй. Придавая ей большее значение, чем самому чину отпевания.
 
Это имеет тенденции.
Так, в некоторых храмах некоторых епархий доходит до того, что эта «земелька» продаётся, как в цветочном магазине.
Некоторые брошюры описывают не нормативное предание земле и его смысл, а существующую порочную практику манипуляции с «земелькой».
До революции в некоторых губерниях эти бессмысленные манипуляции с землёй приобрели крайне суеверную форму в виде обычая «печатания» могилы. И в виде совершения «отпевания над землёй».
 
2. Искажение смысла.
 
Подлинный смысл предания тела земле – символический, напоминательный. Это напоминание о смерти. О покаянии. Выражение нашего послушания определению Божию о возвращении тела в прах.
 
При нынешней практике совершения заочных отпеваний этот напоминательный и назидательный смысл не осуществляется.
А какой смысл вкладывается взамен? А никакого. Выдача земли смысла не имеет. Народ сам не знает, какой в этом смысл. А иррациональное действие без смысла – это суеверие.
 
Впрочем, иной раз эта земля выдаётся и воспринимается как «освящённая». Что неверно. Это обычная земля, которая при нормальном совершении отпевания берётся просто с могилы лопатой. Она имеет не освящающее действие, а символический, напоминательный смысл. Т. о., в этом случае имеет место искажение смысла.
 
3. Причины.
 
Причина возникновения этой порочной практики выдачи «земельки» – безграмотность некоторой части духовенства в дореволюционное время, не говоря уже о безграмотности народа.
 
Но это не объясняет и не оправдывает существование этой практики до сих пор. Которая ныне опирается на традиционализм и нежелание критически посмотреть на порочную практику.
 
4. История возникновения.
 
История возникновения и распространения такого акцентированного отношения к «земле» связана с историей возникновения и распространения практики заочных отпеваний вообще.
 
В результате духовного невежества народ главное видел не в молитве, не в обращении к Богу за усопшего, а во внешнем знаке. В результате чего главный акцент в отпевании приобрела пресловутая «земля».
 
5. Оценка.
 
Итак, практика выдачи «земельки» – вредная, порочная практика. Она способствует суеверию народа. Выдавая «землю» в отрыве от чина предания земле в контексте самого отпевания, мы тем самым потакаем акцентированному отношению народа к внешнему знаку, не просто в ущерб главному смыслу отпевания, но в отрыве от смысла самого действия с землёй. Который теряется в отрыве от предания земле в контексте отпевания.
 
6. Свидетельства.
 
1) Православие и современность. Информационно-аналитический портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви
 
«Со святыми упокой;Часть 3. Отпевание и погребение;Несколько слов о "земельке"»:
«В чине отпевания нет никакого указания на освящение земли, которой священник крестообразно посыпает "мощи" усопшего. Как было указано выше, перед закрытием крышки гроба священник посыпает тело землей, произнося при этом слова: Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней (Пс. 23, 1).
Но этому символическому действию наши современники стали придавать магическое значение. Отношение к этой земле превратилось в дремучее суеверие, выражающееся в том, что люди, далекие от Церкви, весь смысл христианского отпевания видят лишь в получении заветной "земельки". Доходит до того, что одни едва ли не падают в обморок, когда священник пытается объяснить им, что смысл церковной молитвы заключается не в "земле". Другие относятся к отпеванию еще более бездумно и даже цинично:
«Приходит в храм человек и просит у настоятеля землю. Мол, умер родственник, и через час его хоронят. Священник пытается объяснить, что необходимо совершить отпевание. И желательно в храме; лишь после этого берут землю, которой посыпают гроб. А священнику отвечают: эти рассказы не нужны, глупости это все. Продайте землю - люди ждут. Настоятель опять о своем: давайте хотя бы самую краткую службу отслужим. Ему прямым текстом дают понять: в ваших "навязываемых" услугах не нуждаются, будьте добры, возьмите деньги и дайте землю. А что за "земля", какой в ней смысл - человек и знать не хочет! А ведь главное - правильно проводить умершего в иную жизнь, совершить обряд церковного погребения, чтобы молитвы Церкви исходатайствовали ему милость у Бога, перед Которым он вот-вот предстанет. С таким поразительным духовным невежеством сталкиваются сейчас практически все священники. <…> …В той или иной степени подобное происходит везде. Масштабы разнятся в зависимости от того, как проходит восстановление, возрождение церковной жизни. В Москве, например, я о таком почти не слышал. Зато уж на Волге… Это при том, что та же "земля" - самый ничтожный, малозначащий элемент тех обрядов, которые совершает Церковь над усопшим. "Землепоклонники" могут быть людьми вовсе неверующими, но у них, тем не менее, своя логика: "Как же так? Соседи скажут, что я 'своих' по-человечески не мог похоронить! Нет, обязательно дайте мне землю". А то, что "земля" сама по себе никакой пользы не приносит душе усопшего, для них оказывается малосущественным. Конечно, это совершенное язычество, если не богоборчество».
(Лонгин, еп. Саратовский и Вольский. Проблема церковной жизни - повсеместная замена веры суеверием: Интервью газете "Саратов-СП". 2005. № 97-98. 12 мая // Информационно-аналитический портал Саратовской епархии "Православие и современность)
В современной практике сложилась традиция, когда во время заочного отпевания священник трижды благословляет землю, произнося все те же слова: Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней (Пс. 23, 1). Однако, повторимся, на такое действие нет никаких указаний в церковном Уставе...»
 
2) Архиеп. Харьковский Арсений на XX съезде дух-ва Харьковск. епархии:
«Пастырь, старающийся «быть всем вся», примет меры во всяком потребном случае навестить пасомаго и совершить ту или иную требу. И чувство, и долг должны побуждать его принесть скорбящим утешение, а прежде всего, в случае смерти его духовнаго чада, явиться и совершить чин погребения. Желательно, чтобы духовенство вверенной мне епархии содействовало не развитию, а, наоборот, уничтожению обычая «печатания гробов», что же касается совершения отпевания над землёю, то этому я не верю; это – нелепость».
 
3) Свящ. Даниил Сысоев
В одной из бесед свящ. Даниила Сысоева услышал его свидетельство о его отношении к этой практике. Он сказал: «землю мы не выдаём». После этих слов я для себя окончательно решил этот вопрос.
 
7. Вывод.
 
Итак, не должно потакать суеверию народа. Действие с землёй имеет смысл и назидательное значение только в том случае, если предание земле совершает сам священник с соответствующей молитвой в контексте чина отпевания. В случае совершения заочного отпевания «землю» выдавать вовсе не следует. Также как не следует давать её с собой в случае, когда не совершается провод тела на кладбище. Это стоит расценивать, как пропуск любой другой части богослужебного чинопоследования. Стоит заметить, коль мы «безболезненно» «по немощи» пропускаем богослужебные тексты, каждый из которых имеет гораздо более важное, назидательное значение, чем «земля», то почему не решаемся опустить «земельку», которая в отрыве от полноценного чина отпевания действительно теряет свой смысл и назидательное значение и превращается в непонятную манипуляцию и повод для суеверия?
 
Я со своей стороны впредь отказываюсь выдавать «землю». Также отказываюсь читать разрешительную молитву в отрыве от чина отпевания.
 
llГласное поминовение
 
1. Устав.
 
Церковный Устав не всегда допускает гласное поминовение усопших. Дни, когда церковный Устав не допускает гласное поминовение усопших (по книге свт. Афанасия (Сахарова) «О поминовении усопших по уставу Православной Церкви»):
 
1) Период Пятидесятницы от Фоминой недели; предпразднства и попразднства двунадесятых праздников – гласное поминовение не допускается, только лития при разряде службы меньше славословия; в частном порядке (вне суточного круга) свт. Афанасий (Сахаров) допускает.
 
2) Предпразднство и попразднство Рождества Христова и Богоявления; попразднство Пятидесятницы; отдание двунадесятых праздников и Преполовения Пятидесятницы – гласное поминовение не допускается; в частном порядке свт. Афанасий (Сахаров) допускает.
 
3) Славословный разряд службы – гласное поминовение не допускается, только на субботней службе в пятницу после вечерни вместо панихиды служится лития; в частном порядке свт. Афанасий (Сахаров) допускает.
 
4) Полиелей; бдение – гласное поминовение не допускается; в частном порядке свт. Афанасий (Сахаров) допускает.
 
5) Рождество Иоанна Предтечи; Усекновение главы Иоанна Предтечи; Ап. Петра и Павла; храмовые праздники; Лазарева суббота; Великий Четверг; Великая Суббота; Среда Преполовения Пятидесятницы; отдание Пасхи; понедельник Св. Духа; второй день Рождества Христова; Обрезание Господне; второй день Богоявления; двунадесятые праздники – гласное поминовение не допускается; в частном порядке также не допускается.
 
Ремарка: Поминовение усопших воинов в день Усекновения главы Иоанна Предтечи введено в Устав в 1769 г. по распоряжению светской власти (Екатерины ll), которая влезла не в своё дело, посягнула на дела Церкви. Это грубейшее нарушение Устава, и находится в полном противоречии с ним. Это требует внимания священноначалия и исправления.
 
6) Воскресные дни – гласное поминовение не допускается; в частном порядке не допускается.
Это следует не только из строя Устава, но и из самого смысла воскресного богослужения, главным воспоминанием которого является Воскресение Христово. И оно не должно заслоняться скорбью об усопших и вообще меньшим.
 
Кроме того, есть и косвенные подтверждения недопустимости в воскресные дни гласного поминовения усопших даже в частном порядке (вне суточного круга):
воскресное богослужение превосходит по разряду богослужение Богородичных двунадесятых праздников, в которые также не допускается гласное поминовение усопших даже в частном порядке;
дни памяти усопших Великим постом всегда переносятся с будней на ближайшую субботу, но никогда на воскресенье, из чего следует недопустимость совершения памяти усопших в воскресенье вообще;
в Служебнике в чинопоследовании Литургии свт. Василия Великого, которая служится только в те дни, когда не совершается гласное поминовение усопших, включая воскресные дни, не приводится заупокойная ектения, из чего следует недопустимость её вообще в воскресенье.
 
7) В первый день Пасхи, двунадесятые праздники, храмовые праздники, а также в воскресные дни не должно совершаться даже погребение (отпевание) усопших.
 
2. Порочная практика.
 
Часто наблюдаемое нарушение Устава – это панихида в воскресенье и в другие дни, когда гласное поминовение не положено; заупокойная ектения на воскресной Литургии и на Литургии в другие дни, когда гласное поминовение не положено. Это порочная практика.
 
Ремарка: Некоторые произносят заупокойную ектению на воскресной Литургии, потому что она приводится в Служебнике в чинопоследовании Литургии свт. Иоанна Златоуста. При этом, думаю, никто не произносит её в те дни, когда служится Литургия свт. Василия Великого, потому что её и нет в этом чинопоследовании. Но ведь должно быть понятно, что в Литургии Златоуста она приводится только потому, что эта Литургия служится и в те дни, когда гласное поминовение совершается. А коль её нет в Литургии Василия Великого, которая служится и в воскресные дни, значит она в принципе не положена в воскресные дни, и не для воскресных дней она приведена в Литургии Златоуста.
 
3. Смысл запрета гласного поминовения.
 
Церковь запрещает гласное поминовение усопших в определённые дни, чтобы главный смысл священных воспоминаний этих дней не заслонялся меньшим, второстепенным, скорбным, частным.
 
Поэтому и после Литургии, как вершины богослужения, уже не должно совершаться ни панихиды, ни молебна, ни иного богослужения, чтобы не заслонять большее меньшим. Чтобы соблюдался принцип: от меньшего – к большему, а не наоборот.
 
4. Попрание смысла.
 
Допуская, вопреки Уставу, гласное поминовение в те дни, когда Церковь его не допускает, мы уничижаем радость Воскресения, торжество великих священных воспоминаний позволяем заслонить меньшим, частным. Вместо того, чтобы исправлять сознание народа и напоминать ему о Боге, мы потакаем народу в том, чтобы вспоминать о мёртвых больше, чем о Боге.
 
5. Причины.
 
Причина распространение этой порочной практики – это языческое сознание народа, которое всегда стремится к разобщению, к частному, к размену Бога на богов, которое ищет не Бога, а чего-то от Бога и всегда сползает в язычество, если вожди народа, пастыри, не ограничивают своим усилием это сползание.
Т. о., вторая причина – это потакание со стороны духовенства языческим стремлениям народа. Вместо того, чтобы ограничивать и пресекать эти народные поползновения, чтобы уводить народ от язычества, мы идём на поводу у народа в сторону его языческих капризов.
 
6. Свидетельства.
 
1) Свт. Афанасий (Сахаров):
«Как-то в беседе с одним святителем мы коснулись вопроса о поминовении усопших в праздники. По поводу высказанных мною суждений по этому вопросу мой собеседник укоризненно заметил: «Очевидно Вам не приходилось хоронить близких, поэтому Вы так и возражаете против праздничного поминовения усопших». Это замечание весьма смутило меня, так как, действительно, до этого времени мне не приходилось хоронить близких.
     В ноябре 1930 г. скончалась моя мать... Известие о кончине было получено в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Начало первого сорокоуста совпало с попразднством. Затем были праздники. Поэтому лишь на 9-й литургии было в первый раз пропето «Со святыми упокой» и произнесена заупокойная ектения. В 40-й день не было панихиды и никаких заупокойных молений, так как это был первый день Рождества Христова. За первым сорокоустом Господь помог мне совершить еще пять. И во все это время, совпавшее с периодом пения Триодей Постной и Цветной, не было сделано ни одного отступления от Устава в сторону усиления заупокойных молений. При всем том не было чувства какой-либо неудовлетворенности, не замечалось какого-либо ущерба, а сыновняя любовь находила полное удовлетворение в принесении бескровной жертвы в память усопшей и в тайном поминовении ее имени в важнейшие моменты литургии. Поэтому теперь, излагая церковные правила поминовения, я не боюсь уже укора, подобного тому, какой сделан был мне раньше, и со всею решительностью утверждаю, что только послушание Святой Церкви, подчинение Ее уставам может дать подлинное облегчение скорби, утешение в горе и полное удовлетворение потребности молиться о любимых.»
«Но неразумно и неосновательно оправдывать свое самочиние ссылкой на христианскую любовь. Апостол наставляет, что любовь не бесчинствует, а христианская свобода не должна быть поводом к распущенности. И может ли быть польза для души умерших или живых от попрания священных правил, внушенных Церкви Божественным Духом?
Отменяя и даже воспрещая в известные дни усиленные моления за умерших, сосредотачивая исключительно и безраздельно все внимание верующих на праздничном событии, Святая Церковь тем самым проявляет свою заботу о том, чтобы праздничная радость их была полной, совершенной, ничем не омрачаемой. «Несоответственное и чуждое,— говорит святитель Григорий Нисский,— кроме того, что не приносит никакой пользы, составляет нарушение порядка и приличия не только в речах, имеющих предметом служение Богу и благочестие, но и в тех, кои относятся до внешней и мiрской мудрости. Ибо неужели найдется столь неразумный и смешной ритор, который, будучи позван на светлое торжество брака, оставит приличную и блестящую сочувственную радости праздника речь и начнет жалобно петь плачевные песни и оглашать брачные покои печальными рассказами о несчастиях, описываемых в трагедиях... Если же в мiрских речах хороши порядок и знание дела, то гораздо более приличны они, когда дело идет о великом и небесном.
А кто и в воскресные дни, и в великие праздники не хочет оставить усиленных молений об усопших и ограничиться только дозволяемым Церковью, кто говорит, что он не может этого сделать по причинам сильной любви к усопшим, тот показывает своим своеволием и оправданием, что он не только не хочет слушаться Святой Церкви, но даже дерзает судить Ее, считая Ее уставы не в достаточной мере исполненными духом христианской любви. Не следует ли по этому поводу сказать словами Митрополита Филарета: «Так думать значило бы слишком мало думать о Церкви и слишком много о себе». ...кто во что бы то ни стало, вопреки уставу церковному, требует, например, провозглашение вслух всех богомольцев имен усопших, и неразрешенных Церковью в данный день заупокойных молений, задерживая таким образом около усопших внимание молящихся вопреки намерению Церкви, отвлекая его от главного предмета праздничных воспоминаний, тот показывает этим, что он, очевидно, любит своих усопших больше, чем Господа, забывает или не считает важными Его слова: «Кто любит отца или матерь... сына или дочь более Меня, несть Меня достоин». А это уже не будет христианская любовь. Это будет только искание своих си. Это будет только угождение себе, эгоизм, желающий сделать по-своему, как ему нравится, как ему хочется, не считаясь даже с тем, будет ли это отрадно или только причинит скорбь якобы любимым усопшим.»
 
2) «Богослужебные указания» (на 2008 г., 2005 г. и др.);
По благословению Патр. Алексия ll;
Издательский Совет Русской Православной Церкви;
«Общие указания о пении тропарей и кондаков на Литургии в седмичные дни (понедельник – пятница), если случатся святые без праздничного знака или шестеричные, для периода пения Октоиха»:
Примечание: «Заупокойная ектения с кадилом на Литургии возможна лишь в том случае, если по входе полагается по Уставу кондак «Со святыми упокой...». В предпразднства, попразднства, воскресные дни, а также в праздники святых со славословием и выше, заупокойной ектении на Литургии не должно быть».
 
3) Митр. Московский Филарет, получив в субботу известие о смерти своей сестры, во вторник пишет к родным: «Получив известия ваши в субботу, в Воскресение совершил я литургию, молясь о ней тайно. Панихида была после вечерни, а открытое поминовение на литургии вчера». Таким образом, святитель Филарет не только не дерзнул на гласное поминовение новопреставленной за литургией в воскресный день, но не нашел возможным даже и панихиду совершить непосредственно после воскресной литургии (как обычно, не задумываясь, делают теперь), а отложил ее до окончания будничной вечерни к понедельнику, и отпевание своей матери, скончавшейся в пятницу, он совершил не на третий день, в воскресенье, а на 4-й — в понедельник. Он случился в такой день, когда устав не допускает никакого гласного поминовения усопших даже в качестве частной требы, в ближайший к нему день, когда таковое поминовение может быть совершаемо.
 
4) «Настольная книга священно-церковнослужителя»; С. В. Булгаков:
«...Кроме великих праздников Господских и Богородичных и святых, храмовых праздников и дней святых с бдением, не полагается совершать заупокойной службы и в дни воскресные; последнее видно из того, что для дней воскресных совсем не положено заупокойных апостола и евангелия, кондака за упокой и проч. Понятное дело, что во все те праздничные дни (вышепоименованные), равно как и в воскресные дни, в которые запрещается отправлять заупокойную службу, и речи не может быть о пении заупокойных песнопений, чтении заупокойных апостола и евангелия, произнесении заупокойной ектении на литургии и совершении заупокойной литии по заамвонной молитве.»
 
7. Оценка.
 
Стоит признать, что совершение гласного поминовения в воскресные и другие дни, когда оно не положено – есть прямое нарушение Устава Церкви. Причём, нарушение не «по немощи», как в случае с сокращениями, а произвольное и сознательное.
Мы в этом случае вместо определений Церкви руководствуемся собственным суждением, в котором следуем за желаниями народа. Причём, не народа Божия, а той части народа, которая в церковь ходит, как в языческое капище, священников хочет держать в роли брахманов, и Церковь хочет приспособить для своих «духовных» нужд.
 
Соглашаясь по желанию народа совершать гласное поминовение, когда не положено, мы т. о. народ держим в заблуждении, будто гласное поминовение важнее, чем поминовение на проскомидии и по освящении Даров. А между тем, стоит обратить внимание на мудрость Господа и на мудрость Церкви, которая важнейшее поминовение (тайное) допускает всегда, а для менее важного (гласного) установила определённый порядок в целях нашего назидания.
 
От этого пренебрежения Уставом Церкви происходит смещение акцента смысла богослужения. Богослужение в сознании народа превратилось в культ поминовения. Люди не столько помнят о Боге, сколько о мёртвых и о записках. А мы не только миримся с этим, но и культивируем это языческое отношение к Церкви. Тем, что идём на поводу у народа в «удовлетворении его духовных нужд».
Это явно антимиссионерская позиция. Мы должны не «удовлетворять» и не успокаивать народ в его полуязыческом «духовном» комфорте, а напротив, возбуждать в народе жажду Бога, будоражить его совесть, звать людей к Богу, а не к мёртвым. Ведь, Господь ясно сказал: «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие» (Лк. 9, 60).
 
8. Вывод.
 
Итак, нам следует проявить твёрдую принципиальную позицию и прекратить эту порочную практику гласного поминовения усопших в воскресные и другие дни, когда оно не положено по Уставу. Проблему недовольства народа мы должны решать путём разъяснения людям смысла богослужения с принципиальной позиции; а не путём приспособления Церкви под вкусы народа.
 
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Используемые материалы:
1) Еп. Афанасий (Сахаров): «О поминовении усопших по уставу Православной Церкви».
2) Сайт Московской Епархии Русской Православной Церкви.
3) «Православие и современность»; информационно-аналитический портал Саратовской епархии Русской Православной Церкви.
4) «Богослужебные указания» (за разные годы).
5) С. В. Булгаков: «Настольная книга священно-церковнослужителя».
6) И др.

Назад к списку