Храм Вмч. Димитрия Солунского д.Ивакино Можайского р-на - Юридический аспект грехопадения и Жертвы Христовой. Искупление
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Можайское благочиние, Московская епархия, Московский Патриархат

Храм Вмч. Димитрия Солунского д.Ивакино Можайского р-на

Юридический аспект грехопадения и Жертвы Христовой. Искупление

Доклад на пастырском семинаре Можайского благочиния 10.06.2016 г.

 

Тезис: отрицание юридического аспекта – ересь

 

Отрицание юридического (правового) аспекта грехопадения и Жертвы Христовой, т. е. аспекта правды Бога, Искупления перед правдой Бога, удовлетворения правосудию Бога, как якобы "латинского" учения, когда смысл грехопадения и Жертвы Христовой ограничивают онтологическим аспектом (повреждение и исцеление естества) – это болезнь современного богословия, ересь сегодняшнего дня.

 

Сам термин "юридический аспект" кому-то может "резать слух". Можно сказать иначе: "правовой аспект" или более приближенно к собственно церковной терминологии: "аспект правды Бога". Просто, поскольку термин "юридический (правовой) аспект" в этом вопросе является общеупотребимым, в т. ч. и оппонентами, соотв-но, понятным, я его употребляю как синоним понятия "аспект правды Бога".

 

Суть. Правда (справедливость) Бога

 

Суть этой ереси

 

Отрицание юридического аспекта грехопадения и Жертвы Христовой основано на богословской неправде и ошибке, – на отрицании или умалении непременной и абсолютной правды (справедливости) Бога (представлении о Боге как "только любви"), и является произвольной проекцией новозаветных отношений Бога к человеку (которые и являются плодом именно Жертвы Христовой, т. е. удовлетворения посредством её справедливости Бога) на характер Бога вообще.

 

Правда Бога

 

Во-первых, следует сказать о таком свойстве Бога как правда (евр. "цедака", греч. "δικαιοσύνη (дикэосини)", слав. "правда", рус. "правда, справедливость, праведность, правосудие, правота, прямота, оправдание, верность, законность").

 

Мы, живя в контексте Нового Завета, привыкли и мыслить в контексте Нового Завета, т. е. полагаться не на правду (справедливость) Бога, а на Его милость.

 

Но, следует понять простую вещь. В том и дело, что это и работает только в контексте Нового Завета, в контексте Жертвы Христовой. Это именно в силу Жертвы Христовой и только в контексте Жертвы Христовой справедливость может быть отложена Богом в пользу милости.

 

Но если говорить вообще о характере Бога, о Его принципах, т. е. вне контекста Жертвы Христовой, то никакого уклонения от справедливости не может быть в принципе. С какой стати поборники "только любви" отрицают такое свойство Бога как правда (справедливость)?! Да, "Бог есть любовь" (1 Ин. 4, 8). Но не "только любовь". Бог абсолютно справедлив. Это Его характер, Его непременное свойство.

 

Прп. Иоанн Дамаскин:

"Бог... благ, праведен... и судья" (ТИПВ 1, 2).

"Бог — существо... благое... праведное..." (ТИПВ 1, 14).

Свт. Филарет Московский: "Бог есть Дух... Всеблагой... Всеправедный..." (Пространный Православный Катeхизис).

Свт. Феофан Затворник: "Вы все упираетесь на благость Божию, а о правде Божией забываете, - тогда как Господь "благ и праведен"" ("О вечности мучений").

 

Ошибка – отрицать или умалять какое-либо из Его свойств.

 

Бог – абсолютен, бесконечно совершенен. Соответственно, каждым Своим свойством Он обладает в абсолютной, бесконечной полноте. Поэтому, Он не может обладать правдой (справедливостью) в меньшей степени, чем благостью и милостью. Бесконечное не может быть меньше бесконечного. Да, Бог есть абсолютная любовь. Но, ведь, Он есть и абсолютная правда (справедливость).

 

Свт. Василий Великий: "Бог вмещает в Себя полноту всех качеств и совершенств в их высочайшем и бесконечном виде" ("Против Евномия", Творения, М., 1846, ч. 3, с. 31, цит. по архим. Алипий, архим. Исаия, "Догматическое Богословие").

 

Любовь Бога неотделима от Его правды (справедливости). Не может быть любви без справедливости. Также как не может быть справедливости без любви. Поскольку, и то, и другоесвойства Самого Бога. А Божество – просто, неделимо. В Нём Самом нет никакого разделения или противоречия между Его свойствами. Совокупность свойств Бога, включая любовь и справедливость, – это описание Его единого, простого, несоставного, неделимого существа и действа. Соотв-но, Бог никогда не поступает только по справедливости или только по любви. Поскольку, и любовь, и справедливость – неотъемлемые свойства единого, простого, несоставного, неделимого существа и действа Бога.

 

Прп. Иоанн Дамаскин:

"Божество просто и несложно" (ТИПВ 1, 9).

"Божество просто и имеет одно простое, благое действие, действуя все во всем, подобно лучу, который все согревает и на каждую вещь действует сообразно естественной ее способности и восприемлемости" (ТИПВ 1, 10).

"Божеское просияние и действие, будучи едино, просто и нераздельно, пребывает простым и тогда, когда разнообразится по видам благ, сообщаемых отдельным существам, и когда разделяет всем им то, что составляет соответственную каждой вещи природу; но, нераздельно размножаясь в отношении к отдельным существам, оно и самые отдельные существа возводит и обращает к собственной своей простоте" (ТИПВ 1, 14).

 

Поэтому, любовь и милость Бога не отменяют Его правды (справедливости). Когда Бог любит и милует, Его правда (справедливость) тем не менее непременно и полностью должна быть и бывает соблюдена.

 

"Не может быть там милости, где нет суда и правосудия" (Свт. Игнатий Брянчанинов).

 

Критерий правды (справедливости)

 

Возражения и недоумения по поводу правды (справедливости) Бога бывают основаны на непонимании подлинного критерия правды (справедливости), на мирском, неверном понимании справедливости как принципа "равенства", "равного воздаяния" и т. д., и вообще на представлении какого-то критерия справедливости вне Бога, над Богом.

Надо понять, что нет никакого критерия справедливости кроме Самого Бога, вне Его. Он Сам, Его воля, есть абсолютная Справедливость и единственный подлинный критерий справедливости. И ничто другое. Нет никакого критерия над Ним или вне Его Самого. Соответствует правде, праведно, справедливо ничто иное как то, что соответствует характеру и воле Бога. Соотв-но, нарушением правды, справедливости является только то, что противоречит Ему, Его характеру, Его воле, т. е. собственно грех. И только. Именно грех и только он является действительным нарушением справедливости (правды Божией), а не нарушение какого-то принципа помимо воли Бога.

 

Т. о., требование правды (справедливости) – это не подчинение Бога какому-то внешнему принципу вне Себя, но это Его Собственный характер, Его Собственное свойство, Его Собственная воля.

 

Необходимость Жертвы Христовой обусловлена правдой Бога

 

Именно для того, чтобы поступить с людьми по милости, не нарушая правды (справедливости) Бога, и нужна была Жертва Христова.

 

Ведь, если просто пренебречь справедливостью ради милости, тогда и Жертва Христова не нужна. В силу Своего всемогущества Бог мог просто "замять" дело, закрыть глаза на грех людей, как будто ничего не произошло.

 

Но, в том и дело, что Бог – принципиален, абсолютно справедлив. И в силу Своего характера, в силу Своей абсолютной справедливости, Бог не мог (т. е. не захотел) просто "замять" дело, как будто ничего не произошло. Справедливость должна быть соблюдена, должно быть возмездие за грех. Произошёл грех – значит, должна пролиться кровь, должна произойти смерть.

 

Именно поэтому и необходима была Жертва Христова, – чтобы Бог поступил с людьми по милости, не поступаясь Собственной справедливостью.

 

Милость – в контексте правды

 

Так что, надо понимать, что милость Бога к падшим, которая является плодом Жертвы Христовой, действует не вопреки справедливости, а в контексте непременной и абсолютной справедливости Бога. Это уже в контексте Жертвы Христовой справедливость может быть отложена Богом в пользу милости. Но, сама Жертва Христова действует в контексте непременной и абсолютной правды (справедливости) Бога. Именно поэтому и нужна была Жертва, – чтобы при милости соблюсти правду (справедливость). Смысл Жертвы Христовой в том и заключается, что Бог оказал людям милость, не поступаясь Собственной правдой, Сам заплатил за нашу вину перед Ним. А не просто "замял", проигнорировал эту вину. Чтобы поступить с нами по милости, Он Сам понёс бремя Собственной справедливости, а не просто отбросил, проигнорировал её.
Как сказано: "Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются" (Пс. 84, 11).

 

Аспекты греха и Жертвы Христовой

 

Так, что же произошло в результате Жертвы Христовой?

 

Грех вообще и первородный грех в частности имеет три аспекта. Это:

 

1) Вина пред Богом (аспект правды).

 

Надо понимать, что грех по определению – относителен воли Бога, т. е. определяется как выбор воли разумного существа вопреки воле Бога. Так что, правовой (юридический) аспект в понимании греха невозможно исключить (как бы кому ни "резало слух" это слово). Собственно грех и определяется в правовом (относительно воли Бога) аспекте, т. е. как противоречие воле Бога, соотв-но, вина пред Богом, перед Его правдой, соотв-но, гнев Бога. "Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие" (1 Ин. 3, 4). Т. е. правовой (юридический) аспект греха – изначален. Это самый первый и главный, ключевой аспект греха.

Онтологический аспект греха (повреждение природы) – это уже следствие правового (юридического) аспекта, т. е. собственно греха, противоречия воле Бога, вины пред Богом.

 

2) Рабство диаволу вследствие добровольного послушания ему. Что, опять же, является следствием аспекта правды, вины пред Богом, т. е. коренится в правовом аспекте грехопадения, т. к. тирания диавола формально апеллирует к справедливости Бога, – опирается на добровольность выбора человека.

 

Здесь надо понимать, что соблюдение справедливости в отношении диавола – это не соблюдение собственно интересов (амбиций) диавола. Но это соблюдение принципа ответственности свободной воли, на котором, как обвинитель, и настаивал в данном случае диавол. Т. е. собственно Божественной правды. Т. е., власть диавола над людьми была основана не на силе диавола и не на его собственном праве, а на повинности людей Божественному принципу ответственности свободной воли. В этом и заключалось его "право". Если хотите, это право организатора преступления требовать от правосудия, чтобы и его сообщники получили соответствующее их участию в преступлении наказание, чтобы со стороны правосудия им тоже был вменён статус преступников (и т. о. чтобы они остались в составе уголовного мира). Провинившись перед Творцом, люди тем самым вошли в ту область, которую предложил им изобретатель греха, т. е. в грех. Т. е. под власть изобретателя греха. Подчинение диаволу (т. е. изобретателю греха) – это не самостоятельный акт, а неизбежное следствие вины перед Творцом (т. е. греха).

 

3) Разрыв отношения с Богом, отрыв от Источника Жизни и как следствие – повреждение человеческой природы (онтологический аспект). Что есть следствие, опять же, правового аспекта грехопадения, – вины перед Богом.

 

Соотв-но, Жертва Христова не ограничивается только аспектом исцеления (онтологическим), но имеет три аспекта.

 

Очень важно подчеркнуть, кому принесена Жертва Христова и заплачена цена Искупления.

 

Ни в коем случае и ни в коей степени (даже отчасти) не диаволу.

(Некоторые св. отцы и богословы высказывали такое мнение. Но это частное мнение. Оно не принято Церковью.)

 

Но только и исключительно Богу, – Отцу и Сыну и Св. Духу. Т. е. Христос по человечеству принёс Жертву – Отцу, Самому Себе по Божеству и Св. Духу. Т. е. в отношении Божественной правды.

 

Томос Константинопольского собора 1157 г.:

"...Владыка Христос добровольно принес Себя в жертву, принес же Самого Себя по человечеству, и Сам принял жертву как Бог вместе со Отцом и Духом... Богочеловек Слово вначале во время владычних Страстей принес Спасительную Жертву Отцу, Самому Себе, как Богу, и Духу, от Которых человек призван от небытия к бытию, Которых он и оскорбил, преступив заповедь, с Которыми произошло и примирение страданиями Христа. Равным образом и теперь бескровные жертвы приносятся всесовершенной и усовершающей Троице, и Она их принимает".

 

Определения Константинопольского собора 1157 г.:

"1. Говорящим, что во время мироспасительной страсти Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа Жертву честного Его Тела и Крови, принесенную от Него о нашем спасении, как от архиерея, действовавшего ради нас по человечески (так как он Сам и Бог и жрец и жертва, согласно великому в богословии Григорию), Он принес Сам Богу и Отцу, но не принял как Бог с Отцом Сам Единородный и Дух Святый (так как через это они отчуждают от боголепного единочестия Самого Бога Слова и Единосущного и Единославного Сему Утешителя Духа), анафема трижды.

...

4. ...Единородный примирил нас с Самим Собою посредством всего таинства домостроительства и через Самого Себя и в Себе с Богом и Отцом и, соответственно вполне, со Всесвятым и Животворящим Духом..."

 

Прп. Иоанн Дамаскин: "Он умирает, претерпевая смерть за нас, и Самого Себя приносит в жертву за нас Отцу. Ибо мы согрешили пред Отцем, и надлежало, чтобы Он принял выкуп, предложенный за нас, и чтобы мы таким образом освободились от осуждения. Ибо отнюдь не тирану была принесена кровь Господа" (ТИПВ 3, 27).

 

Свт. Кирилл Александрийский:

«Христос… приносится как священная Жертва Богу и Отцу, как выкуп и замена жизни всех (λύτρον κα ἀντάλλαγμα τῆς ἀπάντων ζωῆς), будучи Один равноценен всем. Ибо когда Единородный соделался человеком, как один из нас, Он принес Себя Самого Богу…»

«...издревле страшная и тяжелая смерть была упразднена, так как Бог был умилостивлен»

(цит. по Православная энциклопедия, т. 17, «Евхаристия»).

 

Надо уточнить, что Жертва Христова принесена не Ипостасью Сына – Ипостаси Отца, т. е. это не отношение между Ипостасями Троицы, но Сыном по человечеству – Отцу, Самому Себе по Божеству и Св. Духу. Т. е. это отношение между человечеством во Христе и Божеством.

 

Определения Константинопольского собора 1157 г.:

"4. Выдумывающим и вводящим временные расстояния в примирении человеческого естества с божественным и блаженным естеством Живоначальной и Всенетленной Троицы и законополагающим, что мы сперва примирились с Единородным Словом из самого соединения (с Ним), а после с Богом и Отцом спасительною Страстию Владыки Христа, и разделяющим то, что нераздельно у Божественных и блаженных Отцов (которые научили, что Единородный примирил нас с Самим Собою посредством всего таинства домостроительства и через Самого Себя и в Себе с Богом и Отцом и, соответственно вполне, со Всесвятым и Животворящим Духом), как изобретателем новых и иноплеменных учений, анафема трижды".

 

Итак, Жертва Христова имеет три аспекта:

 

1) В отношении Бога – Искупление, т. е. удовлетворение правде Бога, примирение с Богом (аспект правды, правовой, юридический). Христос принёс Себя в Жертву умилостивления Богу за наши грехи. Т. е., вместо нас понёс возмездие перед лицом правды Бога за наши грехи.

 

Люди согрешили перед Творцом. Имея от Адама природу, повреждённую грехом, которой легче творить зло, чем добро, т. е. по состоянию враждебную Богу, и вину за личные грехи перед Творцом, люди по справедливости подлежат гневу Бога и вечной погибели.

 

Так вот, Бог, Сын Божий, Сам взял на Себя наказание за нашу вину. Сам не подлежа смерти (которая есть наказание за грех), т. к. не совершил никакого личного греха и не имел первородного греха (для чего и нужно было Непорочное Зачатие), тем не менее принял смерть, пролил Свою Кровь. Т. о. за грех была принята смерть и пролита Кровь, т. е. соблюдена правда Бога.

 

Т. о. Бог ценой Своей смерти и Своей Крови соблюл Свою Собственную справедливость. Или, говоря юридическим языком, удовлетворил Своей Собственной правде. Т. е., искупил нас перед лицом Своей Собственной правды, т. е. перед Самим Собой.

 

В качестве иллюстрации можно привести историю с одним кавказским князем, который издал закон против воровства о наказании кнутом. И вот, на воровстве попалась его собственная мать. Т. о., князь оказался перед дилеммой,- либо наказать собственную мать, либо нарушить собственный закон. Так вот, князь приказал привести закон в исполнение. Но, в момент исполнения приговора заслонил мать собственным телом, и т. о. принял все удары на себя. Т. о., оказал почтение матери, не нарушив собственный закон.

 

Вот так и поступил Христос, – соблюдая Собственную справедливость, т. е. наказывая за грех смертью, заслонил нас Собой, Сам понёс бремя Собственной справедливости, Сам принял смерть за наши грехи. Т. о., не поступаясь Собственной правдой, помиловал нас.

 

Возражение: Иной раз возражают, мол, как же справедливость соблюдена, когда согрешили одни, а за грех поплатился Другой?

 

Это возражение основано, во-первых, на непонимании подлинного критерия правды (справедливости), на представлении какой-то абстрактной справедливости вне Бога, лишённой абсолютного критерия.

 

Надо понять, что нет никакого критерия справедливости кроме Самого Бога, вне Его. Он Сам, Его воля, есть абсолютная Справедливость и единственный подлинный критерий справедливости. И ничто другое. Нет никакого критерия над Ним или вне Его Самого.

 

Отсюда, надо понять, что нарушением правды (справедливости) является только то, что противоречит Ему, Его воле, т. е. собственно грех. И только. Именно грех и только он является действительным нарушением справедливости (правды Божией), а не нарушение какого-то принципа помимо воли Бога. Т. е., действительная (а не абстрактная) несправедливость бывает всегда в отношении именно Бога. Именно Бог и только Он есть истец (оскорблённая сторона) в ситуации греха. "Тебе одному согрешил" (Пс. 50, 6). Несправедливость в отношении ближних или других существ является несправедливостью именно потому, что является грехом, т. е. несправедливостью в отношении Бога, правды Бога.

 

Соотв-но, надо понять, что требование исправления ситуации греха, т. е. цель справедливости в ситуации греха – это именно  удовлетворение правде или правосудию Бога, восстановление справедливости Бога. Т. е. относительно Бога, Его воли. А не собственно мучение (кара) виновного. Мучение (кара) виновного – это лишь средство, путь восстановления справедливости, постольку, поскольку так угодно Богу, т. е. именно таким путём восстанавливать справедливость (в человеческих же рассуждениях о справедливости кара виновного как правило представляется самоцелью справедливости, и в этом ошибка).

 

Так вот, а если Богу угодно восстановить справедливость другим путём, т. е. Самому понести наказание виновного и т. о. изгладить и возместить грех, будет ли это нарушением справедливости? Нет, ведь, это Его воля; а Он Сам, Его воля, и есть критерий справедливости.

 

Кроме того, даже по человеческому рассуждению, если тонко рассмотреть ситуацию, то ясно, что в ситуации Жертвы Христовой справедливость соблюдена. Он, ведь, не задаром пострадал за нашу вину. Он нас т. о. купил. Т. е., Он за Свои невинные Страдания приобрёл нас в вечное рабство. Причём, заплатил за нас Цену добровольно. Т. о., соблюдена справедливость в отношении Его.
В свою очередь, мы за свою вину поплатились тем, что куплены Им в рабство. Т. е. мы стали Его рабами не только по факту Творения (как и было), но теперь и по факту Искупления. Т. о., соблюдена справедливость в отношении нас.
Так что, даже по человеческому рассуждению придраться не к чему. Невинный – за свои Страдания получил приобретение,- рабов. Виновные – за свою вину попали в рабство (формально, Он нас просто перевёл из одного рабства в другое,- из рабства диаволу в рабство Себе).

 

Другое дело, что в этом рабстве нам хорошо, в силу Его милости. Но, это уже другой вопрос. Это уже Его право обращаться со Своими рабами так, как Он хочет,- в контексте этого рабства усыновить нас, проявить милость в контексте восстановленной и соблюдённой Им справедливости.

 

2) В отношении диавола – освобождение от рабства диаволу.

 

Диавол владел людьми по формальной справедливости, т. к. люди сами по своей свободной воле подчинились ему, вошли в состояние соглашения, союза с ним. Т. о., Бог не мог, не нарушая Собственной справедливости, просто силой отнять людей из-под власти диавола. Технически, конечно, мог, в силу Своего всемогущества. Но, в силу Своего характера, Своей справедливости, Он так не хотел. Ведь, власть диавола над людьми была основана на формальной справедливости, поскольку была результатом не насилия, а добровольного подчинения со стороны людей. Иначе, с точки зрения формальной справедливости диавол оказался бы как бы правее Бога, если бы то, чем диавол завладел не через насилие, было бы отнято у него силой. На это диавол и рассчитывал, – на соблюдение со стороны Бога формальной справедливости. И рассчитывал справедливо, – формальная справедливость в отношении диавола со стороны Бога была соблюдена. Бог победил диавола в рамках справедливости, не нарушая её. Но, диавол обманулся, т. к. недооценил любовь и премудрость Бога. Он и помыслить не мог, что Бог вмешается таким образом, что Сам придёт в тварный мир как Человек.

 

Итак, что произошло в отношении диавола? Кощунственно думать, будто Жертва Христова уплачена (или отчасти уплачена) диаволу. Диавол ни в коей мере не является тем, кому уплачена Жертва Христова (она принесена только и исключительно Богу, - Отцу и Сыну и Святому Духу). В отношении же диавола произошло то, что Бог диавола сделал Своим должником.

 

Понять это поможет притча. Представьте, что есть некий справедливый и милосердный царь. И ему подчинён некий жестокий князь, который жестоко обращается со своими рабами, не нарушая, однако, при этом формально закона. Т. к. рабы сами продались ему. Царю жалко рабов подчинённого ему князя. И он мог бы силой их освободить, не считаясь с формальным правом князя. Но тогда будут нарушены его собственные царские законы.
Тогда царь предпринял вот что. Он оделся в одежду раба и, войдя в имение князя, смешался с толпой рабов. И когда князь стал мучить и избивать своих рабов, ожидаемый удар достался и царю, переодетому рабом. Тогда царь скидывает одежду раба. И оказалось, что князь оказался повинен смерти, т. к. поднял руку, во-первых, на царя, во-вторых, на неподчинённого ему. Т. е. оказался перед царским законом должником, не способным выплатить долг. Т. о., всё имущество князя (рабы) уже по закону подлежит конфискации в пользу царя.

 

Вот так и произошло с диаволом. Диавол не знал, что, во-первых, что это Сам Бог. Во-вторых, не знал, что и как человек Христос не был под властью диавола, поскольку в силу Непорочного Зачатия не был причастен первородному греху. Диавол же полагал, что и этот Праведник рано или поздно будет в его власти, в аду. Поскольку всё человечество, включая праведников, по справедливости принадлежало ему и, будучи отвержено от Бога, по справедливости сходило в ад (ведь, человеческой ограниченной праведности недостаточно, чтобы искупить грех перед Бесконечным Богом). Т. о., диавол поднял руку на Христа, т. е. интриговал против Него, довёл Его через людей до смерти, думая, что это, пусть и Святой, но такой же потомок Адама, как и все, т. е. под первородным грехом, подлежащий смерти, под его, диавола, властью. И т. о. диавол обманулся, попался на собственную злобу. Когда Христос Своей Душой сошёл в ад, к ужасу диавола оказалось, что, во-первых, это Сам Бог; во-вторых, что и как Человек Христос не был под властью диавола, т. к. не совершил никакого личного греха и, в силу Непорочного Зачатия, не был под первородным грехом, соотв-но, не подлежал смерти (которая есть наказание за грех). Между тем, диавол довёл Его до смерти. Т. о., оказалось, что диавол поднял руку на Христа не по праву, т. е. на Невинного, на непринадлежащего ему. Т. о. диавол сам, по той самой формальной справедливости, на которую и рассчитывал, оказался виновен перед Богом, бесконечным должником Бога. Соотв-но, говоря юридическим языком, всё имущество диавола (люди) уже по справедливости подлежит конфискации в пользу Бога.

 

Вот это и произошло с диаволом. Не ему принесена Жертва Христова, а путём Жертвы Христовой Бог диавола сделал Своим должником. И т. о., не нарушая Своей справедливости, освободил людей из-под власти диавола.

 

3) И, наконец, третий аспект Жертвы Христовой,– тот, который не отрицают и противники юридического аспекта, – в отношении людей – исцеление человека от греха через приобщение Христу, снизшедшему на уровень нашей природы. И как цель - обожение. Для чего Христос и основал Церковь и Таинства.

 

Вот вкратце смысл Жертвы Христовой. Непременным и ключевым аспектом которой является аспект правды, т. е. правовой (юридический) аспект, т. е. удовлетворение правде Бога, или, иначе сказать, соблюдение справедливости Бога. Именно на основании юридического аспекта возникли прочие аспекты грехопадения, ведь, именно в силу вины перед Богом человек подпал под власть диавола и получил повреждение своей природы. И соотв-но, именно на основании юридического аспекта Жертвы Христовой стали возможны прочие её аспекты, ведь, именно в силу оправдания перед Богом, Искупления перед правдой Бога, примирения с Богом стало возможно освобождение из-под власти диавола и онтологическое исцеление человеческой природы от греха.

 

Богословские следствия отрицания юридического аспекта

 

Если отрицать правовой (юридический) аспект греха и Жертвы Христовой, то это:

 

1) Противоречит Слову Божию.

 

Само Слово Божие многократно говорит об искуплении (выкупе), что уже непременно предполагает юридическое, правовое отношение. Сам термин "искупление (греч. лутрон)", многократно упоминающийся в Писании, непременно предполагает правовой (юридический) аспект. Если отрицать правовой (юридический) аспект, теряет смысл сам термин "искупление (лутрон)". Совершенно непоследовательно – принимая сам термин "искупление (лутрон)", отрицать правовой (юридический) аспект греха и Жертвы Христовой. Ведь, искупление непременно предполагает факт выкупа, цену выкупа, предмет выкупа, сторону выплачивающую выкуп и сторону принимающую выкуп, т. е. именно правовое отношение:

 

"Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления (греч. лутрон: выкуп, выкупная цена) многих" (Мф. 20, 28).
"Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления (греч. лутрон: выкуп, выкупная цена) многих" (Мк. 10, 45).
"Не тленным серебром или золотом искуплены (греч. лутроо: выкупать, искупать, освобождать платя выкуп, избавлять) вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца" (1 Пет. 1, 18-19).

"От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением (греч. аполутросис: искупление, выкуп, избавление или освобождение (за выкуп))" (1 Кор. 1, 30).
"В Котором мы имеем искупление (греч. аполутросис: искупление, выкуп, избавление или освобождение (за выкуп)) Кровию Его" (Еф. 1, 7; Кол. 1, 14).
"Уверовав в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления (греч. аполутросис: искупление, выкуп, избавление или освобождение (за выкуп)) удела Его" (Еф. 1, 14).
"Не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления (греч. аполутросис: искупление, выкуп, избавление или освобождение (за выкуп))" (Еф. 4, 30).
"Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления (греч. антилутрон: выкуп, цена искупления) всех" (1 Тим. 2, 5-6).
"Отвергаясь искупившего (греч. агорадзо: покупать, приобретать) их Господа" (2 Пет. 2, 1).
"Вы куплены (греч. агорадзо: покупать, приобретать) дорогою ценою" (1 Кор. 6, 20; 7, 23).
"Ты был заклан, и Кровию Своею искупил (греч. агорадзо: покупать, приобретать) нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени" (Откр. 5, 9).
"Ста сорока четырех тысяч, искупленных (греч. агорадзо: покупать, приобретать) от земли. Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены (греч. агорадзо: покупать, приобретать) из людей, как первенцу Богу и Агнцу" (Откр. 14, 3-4).

 

Причём, Жертва Искупления приносится именно Богу. Стороной, принимающей выкуп, является именно Бог. След-но, Искупление – это Искупление именно у Бога, освобождение от повинности Богу, от вины перед Богом. А это и означает именно правовое (юридическое) отношение в отношении Бога, правды Бога:

 

"Христос, Первосвященник будущих благ, придя... со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление (греч. лутросис: искупление, освобождение за выкуп, избавление). Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел... И потому Он есть ходатай нового завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления (греч. аполутросис: искупление, выкуп, избавление или освобождение (за выкуп)) от преступлений, сделанных в первом завете..." (Евр. 9, 11-15).
"Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить (греч. эксагорадзо: покупать, скупать, искупать, выкупать) подзаконных" (Гал. 4, 5).

"Христос искупил (греч. эксагорадзо: покупать, скупать, искупать, выкупать) нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою" (Гал. 3, 13).

Клятва Закона от кого исходит? От Бога, разумеется. Поскольку, от Него Закон и требование его исполнения, соответственно, и клятва за его неисполнение. Соотв-но, искупление от клятвы закона – это искупление у Бога.

 

Причём, Искупление совершено через Жертву умилостивления Бога, что непременно предполагает вину перед Богом, гнев Бога:

 

"Все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением (греч. аполутросис: искупление, выкуп, избавление или освобождение (за выкуп)) во Христе Иисусе, которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его" (Рим. 3, 23-25).

"Когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное" (Ис. 53, 10).

"Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира" (1 Ин. 2, 2).

"Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши" (1 Ин. 4, 10).

"Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа" (Евр. 2, 17).

 

Причём, Слово Божие прямо свидетельствует, что Крестной Жертвой люди избавлены именно от гнева Бога:

 

"Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем" (Ин. 3, 36).

"Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева" (1 Фес. 1, 10).

"Ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева" (Рим. 5, 9).

"Мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие" (Еф. 2, 3).

 

Здесь нужно обличить современное либеральное нечестивое представление Бога как "только любовь", Который "не гневается, никого не наказывает и не карает, но человек сам страдает от последствий своего греха", как беспринципный "фонарик", который пассивно и предсказуемо изливает на всех равный свет, от которого некоторые "просто, отворачиваются", как какой-то безликий бесчувственный слепой "закон", Который сам не действует, а только "предупреждает о последствиях выбора". А эти последствия каким-то непонятным образом "сами наступают".

 

Такое представление противоречит Слову Божию. В Свящ. Писании много примеров возмездия, воздаяния, отмщения, наказания и кары именно как активного действия Бога. Бог именно активно Сам действует – и любит, и милует, и гневается, и наказывает, и карает, и мстит.

 

При этом, нужно понимать, что гнев и ярость Бога – это не страсть, не эмоция, не состояние, но это отношение Бога и Его энергия, действие, т. е. проявление Его отношения, реакция Бога на нарушение Его правды. Т. е. негодование на зло и грех, активное категоричное неприятие, отторжение зла, греха, вменение справедливого воздаяния носителям зла, греха. Он ненавидит грех, активно отторгает и истребляет его, наказывает и карает за него.

 

Соотв-но, требование удовлетворения правде Бога – это не страсть, т. е. не означает Его Собственной подверженности состоянию недовольства, не противоречит Его Собственному Вседовольству. Но это Его отношение, Его суд.

 

2) Соотв-но, отрицание юридического аспекта противоречит томосу и определениям Константинопольского собора 1157 г. и св. отцам, которые утверждали, что Жертва Искупления принесена именно Богу, – свт. Кирилл Александрийский, прп. Иоанн Дамаскин.

 

3) Отрицание юридического (правового) аспекта Жертвы Христовой, – коль если Бог мог простить в смысле "замять" дело, закрыть глаза на грех, как будто ничего не произошло, – означает отрицание такого свойства Бога как правда (справедливость). Что вообще противоречит православной догматике и недостойно характера Бога.

 

4) Соотв-но, тогда теряет смысл сама Жертва Христова. Если дело не в правде, а только в онтологическом исцелении человека от греха и возвращении к Источнику Жизни, зачем тогда Самому Богу умирать на Кресте? Для этого не нужно было бы Боговоплощение и Жертва Христова. Для того, чтобы просто показать нам пример и исправить онтологические греховные повреждения, Христу не обязательно было приносить Себя в Жертву, Самому страдать и умирать. Ведь, для исцеления от греха, возвращения к Источнику Жизни и даже для самого обожения человека достаточно всемогущества Бога, т. е. внешнего действия со стороны Бога.

 

Что этому мешало? Со стороны всемогущества Бога – ничего. Проблема была именно со стороны правды Бога. Именно вина перед правдой Бога делала невозможным исцеление, возвращение и обожение без Жертвы Искупления.

 

Именно Жертва Христа, мучение и смерть Бога не Кресте, показывают, что дело не только в онтологии, не только в исцелении, но именно в правде Бога. Именно Жертва Христа показывает, что Бог не мог просто проявить милость силой Своего всемогущества, просто "замяв" дело, как будто ничего не произошло.

 

5) Наконец, тогда теряет смысл наше Крещение. Ведь, практически мы и после Крещения допускаем грехи и страсти.

 

И если дело только в онтологии, только в исцелении от греха, чем тогда состояние согрешившего после Крещения отличается от состояния некрещённого? Чем наша греховная повреждённость (страстность), которую мы в себе допускаем и возобновляем после Крещения, отличается от состояния первородного греха, в котором пребывает некрещённый, если дело только в онтологии? Если дело только в исцелении, тогда получается, что состояние после Крещения практически не отличается от состояния до Крещения.

 

Но, в том и дело, что отличается кардинально.

 

Кровью Иисуса Христа мы уже искуплены от гнева и проклятия Божия, освобождены от рабства диаволу, Жертва умилостивления уже принесена Богу за грехи наши. Поэтому, после Крещения мы, даже если снова допускаем грехи и страсти, тем не менее, будучи уже искуплены перед правосудием Бога и примирены с Богом Бесконечной Жертвой, уже избавлены из-под власти диавола (который стал бесконечным должником Бога, в принципе не способным никогда выплатить долг), уже не возвращаемся в полной мере в ветхое состояние. Мы возвращаемся в него только в онтологическом аспекте, т. е. возобновляем в себе тягу ко греху, действие греха. Но, мы не возвращаемся в него в аспекте правовом (юридическом), это уже не то же самое, что первородный грех, поскольку за нас уже принесена Жертва Христова, мы уже искуплены от гнева Божия, диавол уже потерял над нами своё право. Все наши счёты по поводу греха уже не с диаволом, а с Самим Христом. Именно в силу уже совершённого над нами Искупления (приобщения ему в Крещении) мы имеем возможность примириться с Богом через Покаяние, когда после Крещения допускаем грехи и страсти.

 

А если бы дело было только в исцелении, тогда грехи, совершённые после Крещения, делали бы напрасным Крещение. А из этого следуют два возможных вывода:
- Либо отрицание необходимости самого Крещения. Коль Таинство Покаяния (в грехах после Крещения) производит ровно то же действие, что Крещение. Что противоречит словам Евангелия: "Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие" (Ин. 3, 5).
- Либо отрицание неповторимости Крещения. Что противоречит Символу веры.
Но в том и дело, что Крещение необходимо и неповторимо, а значит, неизгладимо. А значит, в Крещении совершается нечто большее, чем в Таинстве Покаяния после Крещения (т. е. чем исцеление от греха). Т. е. нельзя отрицать правовой (юридический) аспект.

 

Резюме

 

Итак, Искупление перед правдой Бога, удовлетворение правосудию Бога, т. е. правовой (юридический) (как бы кому ни ненравилось это слово) аспект грехопадения и Жертвы Христовой – никакое не "латинское влияние", а непременная составляющая Православного учения.

 

Юридический аспект не исключает и прочие (перечисленные) аспекты грехопадения и Жертвы Христовой, но является главным, ключевым. На основании его и имеют место прочие аспекты.

 

Неправда латинского учения – не в самом утверждении юридического аспекта, а в утверждении, что стороной, принимающей Жертву, является только Отец, Ипостась Отца.

Имея ввиду уточнение, что Жертва Христова принесена не только Ипостаси Отца, но всей Св. Троице, нельзя отрицать такой аспект Жертвы Христовой как удовлетворение правде (справедливости) Бога. Что и есть собственно Искупление.

 

Свящ. Алексей Шляпин


Назад к списку